Объяснение методов Краниосакральной терапии

доктором John Е. Upledger, D.O., O.M.M.


 

 

 

 

Доктор Джон Эдвин Апледжер, D.O., O.M.M является остеопатическим врачом,

клиническим исследователем и разработчиком инновационных подходов к телу,

Краниосакральной терапии и Соматоэмоционального Освобождения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Краниосакральная терапия - это очень мягкий, практический метод лечения. Он направлен на то, что мы назвали краниосакральной системой. Краниосакральная система состоит из водонепроницаемой мембраны, которая окружает головной

и спинной мозг и несёт в себе спинномозговую жидкость. Давление и объём жидкости циркулирует вверх и вниз. Что делает его гидравлической системой, движение в который должно быть свободным, чтобы движение происходило без ограничений, потому что жидкость должна быть подвижной, непрерывно принося питательные вещества ко всем нейронам и забирая с собой образующиеся отходы. С Краниосакральной терапией, у нас есть несколько подходов к этой системе. Большинство из них через костные вложения, через направление энергии или натяжении фасции - для снятия или уменьшения каких-либо ограничений, которые, возможно, накопились из-за травм или болезней. Эта терапия улучшает здоровье головного и спинного мозга, что,

в свою очередь, влияет на весь организм в целом.

Существует три слоя черепных мембран. Наружный слой называется твёрдой мозговой оболочкой, и это водонепроницаемый слой. Он несколько жёсткий, хотя и имеет определенную эластичность, но совсем небольшую. Средний слой называется паутинной оболочкой, и она несет в себе много кровеносных сосудов. Она взаимодействует одновременно с внешней твёрдой мозговой оболочкой и внутренним слоем, который называется мягкой мозговой оболочкой. Мягкая мозговая оболочка - это та, которая, выстилая, следует за самыми укромными изгибами и закоулками мозга.
Все три эти оболочки простираются от головы вниз по позвоночнику до крестца, оказываясь связанными со всем нашим телом,

и в конечном счёте, со всей нервной системой.

Для хорошего здоровья и свободного движения, необходимо, чтобы все три слоя имели возможность легко двигаться независимо друг от друга. Если бы они были склеены, сросшимися и не могли скользить, мы не могли бы гнуться из стороны в сторону или вперед и назад. Чем больше вы даёте свободы этим мембранам, тем здоровее вы будете.
Самый наружный слой - твёрдая мозговая оболочка, иногда свободна, а иногда и прикреплена к кости. Внутри самого черепа сама по себе, она разделяется на два слоя. Один слой становится внутренней облицовкой стенки черепа. Имеются небольшие волокна, которые крепят второй слой к нему. Внутренний слой имеет гораздо большую мобильность. Волокна несколько ограничены, но не много. Он немного скользит назад и вперед. Из-за этого прикрепления к костям, мы можем на самом деле использовать кости черепа для движения мембран и прикладывать усилие там, чтобы освободить определенные ограничения или спайки, которые могли бы иметь место.

Когда вы эмбрион, поверхность черепа формируется изнутри мембранами и костями. Поэтому, когда вы родились, вы имеете

эти роднички, мягкие пятна. Кости черепа ещё не выросли и пока не заполнили эти мягкие участки. На самом деле, на момент рождения, на швах, где кости сходятся, у нас может быть разрыв в одну восьмую дюйма или даже в четверть дюйма в ширину. Это происходит потому, что мы должны предоставить возможность нашей голове деформироваться при проходе через родовой канал. Так, одни кости нашего черепа перекрывают другие для того, чтобы сделать голову уже, чтобы позволить пройти черепу через узкие места.

Кости черепа должны расправиться и стать более округлыми сразу же после рождения ребёнка. Иногда они этого не делают.

Они застревают, и в такой момент, удачливый Краниосакральный терапевт может освободить и развернуть кости черепа

в течение нескольких минут там, где это не произошло в полной мере. Вы можете убрать неприятности в жизни ребёнка из-за этого прямо в тот же момент.
Когда мы становимся взрослыми, считается, что эти различные пластины черепа срастаются. Это миф. Прежде всего я хотел

бы прояснить этот момент. Британские анатомы учили, что кости черепа срастаются, когда мы повзрослели. Итальянская анатомия так не считала. Я думаю, что так произошло потому, что Британские патологоанатомы изучали забальзамированные трупы. Они сидели в лаборатории, трупы были забальзамированы, и из-за посмертного и химических изменений, эти швы черепа оказывались кальцинированными. Итальянские анатомы работали на свежих трупах, и они могли видеть, что есть много упругой ткани, много сосудов, и в целом много ткани, которая существует в швах так, что кости черепа могут двигаться, одна

по отношению к другой.

Я не знал про эту разницу (между британцами и итальянцами), пока я не стал читать лекции в Израиле, и я перед группой врачей делал особый упор на то, как эта система работает и то, как эти кости подвижны и у взрослых, что кости черепа не срастаются…. Казалось, что они могли бы быть в восторге от этого. Наконец, после того, как я пытался повторить это в следующий раз,

в другое время, потому что мне казалось, что они меня не поняли, один из врачей сказал: "позвольте мне Вам кое-что показать" Он вытащил итальянскую книгу по анатомии, изданную в 1920 году. Он перевел для меня с итальянского, "…кости черепа

не срастаются, за исключением болезненных состояний, которые могли быть на протяжении всей жизни." Так что, что некоторых странах у нас есть этот миф, потому что мы получали образование, обращённое к Британской анатомии. Мы просто изобрели велосипед.
Есть пара очень важных моментов: движения костей должны продолжаться на протяжении всей жизни, и незначительные движения там происходят, потому что швы заполнены эластичными и коллагеновыми волокнами в них так, что пластины черепа допускают некоторые перемещения (порядка миллиметра или, возможно, полутора в некоторых случаях). Если вы посмотрите

на формирование швов, вы можете увидеть, по какому пути кости могут двигаться в отношения друг друга. Я должен сказать,

что нам потребовалось некоторое время, чтобы сделать это открытие или переоткрытие.

Сначала мы просто изучали на трупах анатомию в лаборатории, и это выглядело так, будто кости были сплавлены вместе.

Но у меня есть друг, который был нейрохирургом - он брал образцы костной ткани от живых людей поперёк волокон. Он брал очень тонкий ломтик, быстро замораживал его, и отправлял его нам в Мичиган. И мы научились изучать эти срезы с самых разных сторон. Там не было никакого химического вторжения вообще, ни фенола или формальдегида, ни чего-нибудь ещё.

Мы видели, что структура шва была очень способный к перемещению. Затем мы измерили её на обезьянах, и шов у обезьян двигался очень хорошо. Тогда мы и выяснили, что это была единая гидравлическая система. Я просто немного давил на копчик обезьяны и тем самым мог остановить движение костей черепа. Я мог сделать это из-за имеющейся связи, лишь слегка увеличивая гидравлическое давление.
Из-за этого иногда вы будете работать на одном участке тела, а на самом деле лечение будет происходить на другой части тела. Наверное, это происходит по крайней мере в 75% времени при хорошей Краниосакральной терапии.

То, что мне нравится в шовных движениях, заключается в том, что если шов не двигается, мы знаем, что в этом есть что-то неправильное. Затем мы начинаем что-то делать, чтобы заставить его начать двигаться. В работе с черепом, мы не должны работать тяжело; мы не делаем никаких резких или быстрых движений. Вы используете давление не более чем приблизительно пять граммов. Вы просто останавливаете движение в том месте, где кости двигаются очень тяжело, где они имеют наиболее затруднение. Тогда гидравлическое давление изнутри откроет то, где у пациента была рестрикция шва. Это насосное действие. Объём жидкости идет вверх и вниз примерно десять раз в минуту внутри черепа. Объём цереброспинальной жидкости создаёт давление. В любой гидравлической системе, если Вы нажимаете в одном месте, усилие передаётся по жидкости во все стороны. Вы можете использовать взлёт и падение давления жидкости.
Вот как это работает - мы создаём компенсацию в одном месте, уменьшая напряжение, что перенаправляет гидравлические силы в другое место. Если вы действительно понимаете, как это работает, и вы разбираетесь в анатомии, вы можете направить усилие по всему телу. Теперь, вы хотите знать, что вызывает это насосное действие, я прав?


Что мы узнали в первую очередь, заключается в том, что швы совершают как я уже сказал, примерно десять циклов в минуту.

В сагиттальном шве, который является швом, разделяющим две половинки черепа, есть нервные рецепторы, которые передают сигнал растяжения. Они также имеют рецепторы сжатия так, что когда две кости черепа сошлись посылается другой сигнал. Сигналы идут вниз по нервному стволу, и мы обнаружили, что бегут они далее через мембранные системы, которая отделяет ваш мозг на правую и левую части. Сигнал проникает в желудочки мозга и даёт сигнал там. В желудочковой системе головного мозга, называемом сосудистым сплетением, извлекается жидкость из крови. Другими словами, сплетение использует осмотическое давление для активной добычи. Кровь протекает через капилляры на одной стороне этой системы, и сосудистое сплетение извлекает жидкость и покидает клетки. Она очень избирательна в принятии плазмы крови и не позволят проходить всем ионам. Это и есть производство спинномозговой жидкости.
Спинномозговая жидкость вырабатывается из крови. Она приготовляется из крови с определенной скоростью. Так как спинномозговая жидкость вырабатывается, очевидно, что её объём увеличивается, и когда это происходит сагиттальный шов расширяется. Он имеет рецепторы растяжения в пределах шва. Когда они растягиваются, то посылают сигнал вниз

к желудочкам, чтобы прекратить производство жидкости, а затем он останавливается. Реабсорбция все еще продолжается. Когда реабсорбция приносит объем жидкости вниз снова, шов начинает закрываться. При сжатии, рецепторы активируются, сигнал идет вниз, чтобы запустить производство снова.

Краниосакральная система - это система в организме, которая всегда была там, но никто не был по-настоящему способен осознать это её значение. Черепные остеопаты знали о том, что кости черепа двигаются, но они не поняли значения этой системы. Так случилось, что я занял должность, предложенную мне в штате Мичиган, чтобы провести исследования. Моя работа заключалась в том, чтобы установить научные основы краниосакральной системы, и либо доказать, либо её опровергнуть. Это то, что наш декан хотел от меня. Я доказал, существование Краниосакральной системы, но это несколько отличалось от того,

что они себе представляли. Итак, мы обнаружили эту систему, и мы назвали её Краниосакральной системой.


Я тогда продолжил развивать Краниосакральную терапию (КСТ) для лечения краниосакральной системы. Всё лечение

в Краниосакральной терапии делается руками, и наша диагностика и оценка – это мы тоже все делаем руками. Например, возможно, вы помните Олимпийскую спортсменку, чемпионку по прыжкам в воду, Мэри Эллен Кларк. Она выиграла бронзовую медаль на Олимпиаде в Атланте. Мэри Эллен страдала от вертиго (головокружение), которое является типичным для таких спортсменов. Она была на приёме у врачей по всей стране. Она пришла ко мне в сентябре в надежде, что она может вернуться. Ей пришлось бросить прыжки в воду около четырех месяцев до этого. Я оценивал её, и я искал затруднения и проблемные зоны в её краниосакральном ритме или в способе его передачи через тело. Её проблема была в головокружении. Специалисты уха, горла, носа, наряду с другими врачами, лечили её. Ничего не помогало. Я обнаружил, что много проблем идёт снизу, от нижнего конца крестца. Они поднимаются по дуральной трубке, в голову, и затем создавая ограничение в правой височной кости. Это,

в свою очередь, вызывало у неё головокружение, потому что наш механизмы баланса расположены в височной кости. Нормальная подвижность краниосакральной системы - 10-12 циклов в минуту - была ограничена в височной кости. Если Вы

не понимаете, почему произошло ограничение, Вам не принесёт никакой пользы перемещения височной кости. Для Мэри Эллен, причина пришла снизу, от нижней части спины. Изучая ограничения в её нижней части спины, я обнаружил, что они были вызваны старой травмой в левом колене, что создавало мышечные и фасциальные затруднения в её нижней части спины

и ограничение её крестца. Это наносило ущерб активности её краниосакральной системы, которая в свою очередь, создавала ограничения в её височной кости и заставляя кружится её голову. Я начал с ограничений её колена, а затем двигался к височной кости. Она вернулась к дайвингу снова, и тогда она завоевала бронзовую медаль на Олимпийских играх.

Когда я был в штате Мичиган я проделал много работы с физиками, и биофизиками особенно. Пока я работал там, как-то в среду утром, была встреча с пятью врачами и двадцатью двумя кандидатами наук из различных научных областей. Мы уже доказали шовное движение, и мы уже довольно хорошо изучили гидравлические системы. Я объяснил группе, что во время работы

с пациентами я почувствовал энергию переноса между пациентом и собой. Я делал Кирлиан-фотографии моих пальцев

и пальцев моих пациентов до и после каждой сессии. Я делал это в течение пары лет. И вот, что я заметил – допустим, Вы пришли с острой болью в спине, и я работал с вами. Тогда Ваш первый Кирлиан-снимок скорее всего будет с очень слабой

или неполноценной короной. Но в конце сессии, у Вас может быть сильная или полная корона, а я получал снимок своего более неполноценного свечения. И это выглядело так, как будто я потратил некоторое количество своей энергии на вас. Теперь возникает вопрос--и я запросил это у физиков--мы можем измерить эту энергию переноса? В течение недели или двух физики игнорировали этот вопрос, и тогда я как бы оскорбил их, сказав им, что если бы они знали свою работу, они были бы в состоянии ответить на этот мой вопрос. Этот парень Карни разозлился на меня и сказал, что приедет со мной работать, чтобы доказать,

что я был идиотом.

Во всяком случае, он начал присутствовать на приёме со всеми пациентами. Он был там всё время. "Что ты это сделал, зачем ты это сделал, почему ты это сделал?" В конечном счете, мы завершили изучение и создание записи электрического потенциала всего тела, изучая и настраивая такие вещи, как электро-миографические шумы. То, что мы искали, являлось телом потенциальных колебаний, считая, что тело является ёмкостью для электролита, проводников и кожа является изолятором, который удерживает энергию внутри. Когда я делаю определенные вещи, просто позиционные изменения или изменение краниального ритма, сжимая одни области, которые движутся слишком много, это приводит к изменению электрического потенциала всего тела, и мы измеряли проводимость вниз к нижней конечности. Он научил меня пониманию того, что когда

я нашёл нужное положение с пациентом, чтобы уменьшить или снять боль, электрический потенциал, который он измерял, падал когда я попадал точно в нужное место. Если я находился там достаточно долго, электрический потенциал начинал своё движение вверх.
Он сказал: "откуда ты знаешь, как найти это место?" Потребовалось много самоанализа, но наконец я обнаружил, что когда

я находил именно то место, которое отвечает за боль, краниосакральной ритм останавливался. Он останавливался и в то же время, электрический потенциал тела падал. То есть, мы обнаружили, что происходит изменение электрического потенциала, когда нахожусь точно в нужном месте. Теперь, а как я нахожу нужную позицию? Ну, мой ответ был таков, что я просто следовал тенденции тела. Через длительную череду кропотливых опытов мы узнали, что если я был очень умелым и очень чувствительным, я мог найти нужный участок тела у пациента. Я просто следовал за телом, чтобы облегчить боль. Это мог был орган, который и приводил меня туда. Потом мы выяснили, что это были участки тела, где изначально произошла травма. И это происходило снова и снова.

 

В основном, тогда это были пациенты компенсационных выплат работникам и у них в основном были производственные травмы,

с которыми я работал в то время. Пациент хотел бы сказать, " Я был точно таком же положении, когда я упал и повредил свою спину!" Я этого не знал. Карни тоже этого не знал. Даже пациент не знал этого, пока он не попадал в то положение, в котором

он получил травму. Поэтому, мы называли это "тканевой памятью", потому что мышцы принимают нас, приводя именно туда, куда нам нужно. Когда мы туда доберемся, мы увидим, что путь травмы - это прямая линия. Другими словами, если я падаю

на моём копчике, сила, поражающая меня, не отклоняясь ни на шаг, идёт в мое тело точно по прямой линии.

Но теперь, когда моё тело прямо, линия травмы изгибается. Энергия не может вернуться снова по кривой дуге или идти за угол.
Когда я размещу тело в нужном положении - так, чтобы прямая линия травмы была вновь восстановлена, то теперь и энергия может вернуться на прямую линию. В момент лечения мы обнаружили, замеряя температуру поражённой ткани с помощью термографа, что мы получаем увеличение тепла, выпускаемого телом на один-два градуса по Цельсию, и в то же время

в течение этого периода тепловыделения, график напряжения плоско шёл вниз, и у меня была остановка краниосакрального ритма. Когда выделение тепла шло на убыль, краниосакральный ритм возобновлялся, и электрический потенциал возвращался. Обычно не так высоко, как раньше, но может быть примерно наполовину. Мы получили корреляцию между ритмом, электрическим потенциалом и температурой ткани.

Я узнал так много физики тогда. Карни начал приносить мне книги из библиотеки и сказал: "выучи это, и тогда я смогу поговорить с тобой." Я действительно ценил это. Он был хорошим учителем.

Мы решили, что, наверное, то, что происходит здесь у нас – это та хаотическая энергия, которая поступает в организм

от несчастного случая; она дезорганизует энергию. Наше тело может рассеять её и после этого у вас нет постоянной травмы. Если Ваше тело может рассеять, внешнюю энергию, когда она приходит -  прекрасно. С тобой все будет хорошо и процесс заживления тканей может произойти за неделю или две. Это те травмы, когда проблема ушла в прошлое. Падая на копчик,

Вы никогда не получите такого. В данном случае травма произошла в такое время или таким образом, что ваш организм был

не в состоянии рассеять, и внешняя энергия концентрируется (капсулируется) в минимально возможном объёме. Когда мы нашли путь для выхода этой энергии из капсулы и рассеивания её, боль уходит. Мы называем заключённую в капсуле энергию "энергетической кистой." На самом деле, её так назвал Элмер Грин из Metiger Фонда. Я описывал эту энергию, как "энтропия",

и он сказал: "вы описываете энергетическую кисту", и это правильнее. Ткани помнят путь, чтобы отвести тебя к кисте, и когда

Вы добираетесь до нужного места, то ткани тела как будто говорят: " Если Вы будете делать это со мной, то я знаю, как я смогу избавиться от этой вещи тут." Если Вы будете следовать за телом и делать это крайне деликатно, то оно займёт у Вас точно нужное положение, произойдёт выход энергетической кисты, и та штука, которая доставляла пациенту столько хлопот

за последние годы, исчезает.

Для наших измерений мы с Карни использовали детектор лжи (полиграф). Это было ещё до того, когда большое компьютеризированное оборудование стало общедоступно. Мы использовали сердечный и дыхательный мониторы, а затем мониторы электрического потенциала всего тела на обеих конечностях. У нас были электроды, и я решил произвольно положить их дюйма на три выше коленки на каждой стороне и затем заземлить каждый на одной и той же стороне в верхней части стопы. Таким образом мы оказались так далеко от электричества мозга и электрического потенциала сердца, как только мы могли

бы получить. Карни сделал специальный инструмент, чтобы добавить негативные и позитивные колебания. Он настроил

и отредактировал этот свой прибор таким образом, что мы смогли уловить закономерность, которую мы смогли прочитать. Тогда мы решили, что будем изучать теплоотдачу, когда мы видели, что эта энергия выходила, и Кирлиан-фотография дала нам общее представление о том, появилось улучшение в короне или нет. В принципе, будет такое улучшение или не будет – будьте терпеливы и пациент поправится.

Чем больше Вы понимаете тело, и чем больше Вы работаете с ним, тем больше Вы обнаруживаете, что Вы можете облегчить запуск процесса телесного самовосстановления.

Объяснение методов Краниосакральной терапии доктором John Upledger, D.O., O.M.M.

Московский Филиал Института Апледжера, Россия, Кабинет мануального терапевта, Телесно-ориентированный психотерапевт.

129336, г. Москва, Таёжная улица, дом 1, "Devon Resort & Spa" (бывший санаторий "Светлана"), главный вход, лифт II.

Напишите нам    craniosac2@gmail.com

                              craniosac2@yandex.ru

Институт Барраля, институт Апледжера, обучение в Москве
Институт Барраля, институт Апледжера, обучение в Москве
Институт Барраля, институт Апледжера, обучение в Москве
Институт Барраля, институт Апледжера, обучение в Москве
Институт Барраля, институт Апледжера, обучение в Москве

Запишитесь на семинар    8 (495) 120 - 4 - 351

  Обратитесь

к специалисту в Москве   8 (903) 117 - 2 - 351

  Запишитесь на приём

в г. курорте Анапа                 +7 (928) 330-29-87

Санкт-Петербург +7 (812) 646-54-50,       Москва  8 (495) 120-4-351,      Краснодар +7 (988) 359-53-92,        Новосибирск +7 (913) 942-24-19,         Чита +7 (914) 145-75-02